ВНУТРЕННЯЯ СЕКРЕЦИЯ


ВНУТРЕННЯЯ СЕКРЕЦИЯ
ВНУТРЕННЯЯ СЕКРЕЦИЯ, обозначение выделения изнутри клетки наружу от нее, не через выводной проток, определенных веществ, к-рые или здесь же или (что более обычно) вдялч от места выделения действуют регулирующим образом на те или иные функции организма или участвуют в его строительстве. Внутрисекреторные же, инкреторные, или эндокринные (от греч. en-don—внутри и krino—отделяю) органы— это «замкнутые» железы, органы, в большинстве без выводных протоков, посылающие вырабатываемый ими секрет (называемый также инкретом) непосредственно в кровь или лимфу. Относимая к этому же роду органов поджелудочная железа, правда, имеет проток, но последний служит для выделения лишь внешнего секрета—панкреатического сока, но не внутреннего, вырабатываемого Лангергансовскими островками. Кроме (если можно так выразиться) обли-гатной внутренней секреции, различают еще факультативную, применяя последний термин к тем случаям, когда один и тот же орган (в зависимости от обстоятельств) или посылает вырабатываемый им секрет через проток и, стало быть, функционирует как внешне-секреторный орган или начинает отдавать его прямо в лимфу или кровь и, следовательно, временно становится внутрисекреторным. К таким факультативно-инкреторным органам многие относят предстательную железу, хотя далеко и не все еще согласны с такой точкой зрения. Уже самое название «внутрисекреторные железы» показывает, что такого рода органы.обладают железистым строением. Последнее доказывается двоякого рода фактами: во-первых, гистологич. сходством многих из них с обыкновенными, наружными железами (напр., фолликулярный тип строения щитовидной железы), а во-вторых, наличием в клетках у нек-рых из них особых включений, считаемых за продукт секреции (ли-поидные зерна, адреналовые включения в хромаффинной ткани и т. д.). Вопрос осложняется, однако, если к инкреторным органам подходить с тем же эмбриологическим критерием, как и к наружным железам, т.е. считать их железистыми образованиями исключительно эпителиального типа, т. к. мозговое вещество надпочечников, напр., несомненно внутрисекреторного характера, генетически не может считаться эпителиальной тканью. Сомнения вызывает в этом отношении и так называемая «интсрстициаль-ная, или пубертатная (по Steinach'y) железа», многими, хотя и не всеми, считаемая за эндокринную: одни принимают клетки этого образования за эпителиальные, другие же за мезенхимальные. Такая неполная выдержанность эмбриологически-гистологического критерия, вместе с учетом того, что всякий орган и всякая клетка имеют определенный хим. состав и как своим органическим составом, так и продуктами своего обмена могут и даже должны так или иначе действовать на остальные органы и ткани, повела к тенденции со стороны некоторых авторов вкладывать в понятие внутрисекреторных органов более широкий смысл, приписывая инкреторные функции чуть ли не каждому органу и даже клетке и выделяя такие общепризнанные эндокринные органы, как, например, щитовидная железа, гипофиз и пр., в качестве лишь внутрисекреторных образований par excellence. Подавляющее большинство авторов придерживается, однако, более ограничительного понимания эндокринной системы, находя возможным говорить о внутренней секреции лишь таких органов, как 1) щитовидная железа, 2) околощитовидные железы, или эпителиальные тельца, 3) гипофиз, 4) надпочечники и параганглии с каротидной железой, 5) поджелудочная железа с ее Лангерган-совскими островками, 6) половые железы: яички с их интерстициальной железой и яичники с их желтыми телами и фолликулами, 7) эпифиз, или шишковидная железа, и 8) зобная железа. Но и из перечисленных не все согласны причислять к эндокринным последние две, так же как и «интерсти-циальную» железу яичек. С точки зрения гистологии и эмбриологии, эндокринные железы могут быть разделены на несколько групп. В первую входят железы, развивающиеся из переднего отдела кишечного тракта: щитовидная железа, околощитовидные железы, пе- редняя доля гипофиза и зобная железа (в первых стадиях развития). Они закладываются, как железы с внешней секрецией, а затем уже, путем атрофии выводных протоков, превращаются в эндо-. кринные. Сходство с обычными железами у первых трех из этих органов проявляется еще в том, что вырабатываемый ими секрет изливается в просвет железы, в фолликул, в виде коллоида. Вторую группу образует т. н. адреналовый, или хромаффинный аппарат, названный так потому, что он вырабатывает адреналин и обнаруяшвает сродство к солям хрома (бурый или желто-коричневый цвет от хромовых солей). Сюда относятся мозговое вещество надпочечников и рассеянные по аорте параганглии с каротидной железой. Эти образования представляют собой своеобразные конгломераты собственно хромаффинных клеток и симпатических ганглиозных клеток (с сосудами), берущие начало от зачатка симпатического пограничного ствола.Третью группу образуют эндокринные органы, отличающиеся богатым содержанием жиров и липоидов. Таковы корковое вещество надпочечников, или т. н. иптерренальная система, «интерстициалыше» клетки половых желез и желтые тела яичников. Повиди-мому, и развитие их всех идет из одного места—мезодермы полового бугорка. Особое место занимает шишковидная железа, развивающаяся из крыши межуточного мозга. Морфология ее остается пока еще не вполне выясненной. История учения о внутренней секреции. Эндокринология. или учение о железах внутренней секреции, с начала своего научного развития насчитывает всего не более 50 лет, но зачатки этого учения, правда, научно не обоснованные, в виде близко стоящей к эндокринологии органотерапии, относятся ко временам весьма отдаленным. Так, например, в дошедших до наших дней памятниках древнеегипетской медицины встречаются указания на применение органов животных при различных заболеваниях и говорится даже о возможности приобретения определенных моральных качеств путем употребления в пищу тех или иных органов, взятых у животных (Российский). Описания отдельных эндокринных органов начались еще в средние века, но более или менее соответствующее действительности представление об их значении сложилось много позднее. В 1830 г. И. Мюллер (Johannes Muller), на основании обширных срав-нителыго-анат. исследований, провел резкую грань между секрецией и экскрепией и высказал мнение, что железы без выводных протоков «оказывают пластическое влияние на организмы». В 1835 г. Гревс (Graves), а в 1840 г. Базедов дали описание Базедова болезни; в -1849 г. Бертольд (Berthold) путем экспериментов (пересадок) пришел к выводу, что секрет половых желез через кровь влияет на весь организм, а в 1854 г. физиолог М. Шифф (Moritz Schiff) изучил на животных последствия иссечения щитовидной железы. Но настоящими основоположниками современного, вполне научного, учения о внутренней секреции не без основания считают Клод Бернара и Броун-Секара. В 50-х гг. XIX вена Клод Бернар установил, что печень, помимо желчеобразовательной функции, обладает еще и гликогенообразовательной и что сахар, образующийся здесь же из гликогена, идет не через выводные протоки печени, а прямо поступает в кровь. На этом основании Клод Бернар высказал мысль, что, помимо внешних секретов, железы вырабатывают еще и внутренние секреты, оказывающие могущественное влияние на весь организм, и что такими органами можно считать селезенку, щитовидную железу, надпочечники и лимфатические железы, а на кровь следует смотреть «как на внутреннюю среду, созданную работой органов, обладающих внутренней секрецией». Почти одновременно с работами Клод Бернара, в 1855 г., Аддисон (Thomas Addi-son) дал точпое описание болезни, зависящей от поражения надпочечников и названной его именем, а несколько позднее (1858) Броун-Секар произвел интересные опыты с удалением надпочечников, установившие безусловную необходимость этих органов для жизни организма. Наконец, в 1889 г. Броун-Се-кар сделал свое знаменитое сообщение о произведенных им над самим собой опытах введения текстику-' лирной вытяжки, обладающей, по его словам, резко тонизирующим действием на организм. Но сше 20 годами раньше тот же знаменитый физиолог развивал на своих лекциях мысль, что «каждая отдельная ткань или, вернее, каждая отдельная клетка организма сецернирует специальные ферменты, которые поступают в кровь и через ее посредство могут воздействовать на все остальные клетки. Так. обр., между всеми клетками организма создается известная солидарность с помощью внутрисекреторного механизма, существующего наряду с нервной системой». Гормоны и химия инкретов. Всякое вещество, которое выбрасывается из организма без того, чтобы оно успело проявить свое регулирующее действие, есть экскрет. Вещество же, хотя и выделяемое из организма, но проявившее регулирующие свойства, может быть названо гормоном. Гормон (от греч. hormao—возбуждаю)—название, впервые введенное Бейлисом и Стар-лингом (Bayliss, Starling) в применении к секретину (см. ниже), активирующему секрецию поджелудочной железы. В настоящее время гормон понимается в более широком смысле, а именно, не одной стимуляции, но. и торможения функций. С этой точки зрения заслуживает названия гормона углекислота, регулирующая работу дыхательного центра; в том же смысле можно было бы говорить и о холине (см. дальше), хотя бы он и получался путем распада липоидов в клетке; однако, считать последний гормоном определенного органа можно бы только в том случае, если будет доказано, что он действительно в нем образуется, а не откладывается из крови, не образуется внеклеточ-но, ни, тем более, искусственно переходит в экстракт. Сделанное выше определение, между прочим, намечает черту, отделяющую внутреннюю' секрецию от других основных функций организма: продукт обмена, напр., служащий для целей питания тканей, вроде вырабатываемого печенью сахара, не есть гормон (в точном значении слова) и стал бы таковым лишь тогда, когда была бы доказана способность его в минимальных количествах регулировать те или иные механизмы. Из основных свойств, общих всем гормонам, заслуживает упоминания одно: это—отсутствие у них видовой специфичности (тиреоидпая недостаточность у человека, например, может быть компенсирована препаратами из щитовидной железы теленка, козы и других животных), что говорит, видимо, за относительную простоту их химической структуры. И та же простота строения, очевидно, определяет и Другую особенность гормонов—это отсутствие у них антигенных свойств (антитела против них не могут быть получены). О химической природе инкретов пока известно еще очень немного. В чистом виде до сего времени получен лишь гормон хромаффинной части надпочечников—адреналин, да в последнее время из щитовидной железы—тироксин. Выделен, правда, за последние же годы америк. исследователями и гормон панкреатической железы— инсулин, но действующее начало в нем пока еще неизвестно; известно только то, что по своим физ, и хим. свойствам, в част- ности, по отношению к ферментам, он имрет сходство с альбумозными соединениями, отличаясь, однако, от альбумоз своими физиол. качествами; напротив, имеющаяся в препарате сера стоит в определенном отношении к его физиол. действию, т. к. по удалении серы исчезают и гипогликемические свойства инсулина. Кроме панкреатической железы, инсулин находят и в остальных органах, при чем особенно много его в печени, подчелюстной и зобной железах. Тот факт, однако, что после дёпанкреатизации инсулин исчезает из всех органов, кроме, разве, печени, где он остается и при таких условиях, по в ничтожных количествах; заставляет думать о панкреатогенном происхождении его повсюду в организме. Впрочем, некоторые авторы не считают выделенные из других органов вещества идентичными настоящему инсулину по несовпадению в известных реакциях .и даже склонны считать их, без достаточного, впрочем, основания, за искусственные продукты обработки.—Относительно же найденного в корковом веществе надпочечников х о л и н а с точностью неизвестно идо наст, времени, представляет ли он собой настоящий гормон, сецерни-руемый интерренальной системой, или же просто продукт разложения лецитина, находимый к тому же в экстрактах и других органов. Кроме веществ с характером аминов, к к-рым относят адреналин,тироксин и холин, привлекли к себе внимание и другие—липоидной натуры, выделенные из щитовидной железы, а также и из яичников и желтых тел, в частности.—Овари-альные липойд.ы оказались по своему действию в эксперименте различными, отчасти даже противоположными, но по большей части способными вызывать гиперемию и содействовать росту женских гениталий, а специально липоид желтого тела—давать временное бесплодие женского организма. Очистка такого рода препаратов от холестерина и ненасыщенных жирных кислот мало способствовала выяснению вопроса о природе овариальных гормонов до тех пор, пока не был найден более точный критерий для суждения о наличии в тех или иных фракциях экстрактов специфических веществ. Такие критерии, как рост девственной матки и задержка гипоплазии матки после кастрации, не говоря уже о развитии грудных желез, не вполне отвечали требованиям достаточно строгой квалификации. Более надежным критерием оказался метод выражения в условных единицах активности овариальных препаратов путем определения наименьшей дозы, вызывающей течку у кастрированных мышей, в свою очередь, определяемую микроскопическим исследованием мазка содержимого вагины (т. н. реакция Аллена). При помощи означенного метода удалось установить, что овариальный гормон не липоидной натуры, как все время думали, а лишь крепко адсорбирован липоидами, и что эту связь можно разорвать, заставив гормон перейти в водный раствор. Хим. природа этого гормона еще не установлена, но получаемые препараты удалось уже настолько очистить, что они содержат единицу действия в 0,1 куб. см раствора 1:10.000.000. При этом оказалось, что яичник в целом (преимущественно фолликулярный аппарат), желтые тела и плацента содержат одно и то же вещество в различных только количествах, в зависимости от фаз половой жизни. После менструаций, например, желтые тела не содержат активных начал .—Что касается полученных из гипофиза так наз. тетелина и гипофизина (Fiihner), то о них можно сказать, что первый (по утверждению Robertson'a, выделившего его из передней доли придатка) содержит (якобы) 1,4 проц. фосфора при 4 атомах азота на каждый атом фосфора и представляет собой, видимо, вещество липоидной природы, а второй состоит из четырех фракций, обладающих не совсем одинаковым физиол. действием: одна фракция действует на кровяное давление, но не на дыхание и не на матку; другая—на кровяное давление и на матку, но не на дыхание; третья—и на то, и на другое, и на третье; четвертая-—только слабо на кровяное давление и на дыхание, но не на матку. Во всяком случае, активное начало гипофиза не есть гистамин, как одно время думали, а вещество, повышающее кровяное давление, не то же вещество, к-рое действует на матку.—Коллиповский препарат из свежих (но не высушенных) околощитовидных желез, полученный в последнее время, видимо, содержит гормон большой активности в довольно очищенном виде. По химич. природе своей последний, поскольку можно пока судить, имеет характер альбумоз или связан с альбумозами. Основная субстанция, во всяком случае, не липоид, т. к. и обезжиренные железы при гидролизе дают активные экстракты.—Выделенный Пелем из экстрактов семенников путем осаждения белка фосфорно-вольфра-мовой к-той спермин (C5H14N2) подвергнут был большим сомнениям в отношении как принадлежности к настоящим гормонам, так и его физиологической активности и даже его химической структуры. Второе отрицается, впрочем,главным образом, немецкими авторами, русские же работы определенно говорят за активность этого вещества.— Адреналин (син.: супраренин, эпинеф-рин) есть бренцкатехин-этанол-метиламин: в его молекулу входит, следовательно, бензольное ядро, три гидроксильных и одна ме-тиламидпая группы. Выделен впервые в кристаллическом виде Такамине и Олдричем (Takamine, Aldrich). В животном организме, как предполагают, синтезируется из аминокислот—фенил-аланина и тирозина (о свойствах см. Адреналин).—Холин, как было уже упомянуто, содержится не только в коре надпочечников, но может быть получен и из других органов, где он содержится чаще всего как составная часть фосфати-дов. Источником его служат, таким образом, определенные липоиды, которых в коре надпочечников как раз особенно много. При распаде фосфатидов холин может перейти и в свободное состояние, давая тогда и соответствующий фармакодинамический эффект. Холин, между прочим, рассматривается некоторыми авторами как специфический гормон, кишечной перистальтики (Peristaltikhormon Zuelzer'a, гормонал), действующий через Ауербаховское сплетение. Впрочем, Цюльцер возражает против отождествления гормонала с холином (см.).—Найденный в слизистой duodeni и тонкой кишки секретин представляет собой, повидимому, настоящий гормон, при чем предполагается, что в кишечном эпителии находится лишь просекретин, который под влиянием разведенной к-ты переходит в секретин. О хим. природе действующего начала секретина можно, однако, сказать лишь то, что оно, повидимому, связано с альбумозоподобными соединениями, хотя, может быть, и не исключительно.—Что активное начало щитовидной железы содержит иод и последнему принадлежит важная роль, знали (или догадывались) уже давно; не было известно только, в каких органических соединениях он здесь содержится; ионизированный же иод находят в щитовидной железе лишь в виде следов. Бауман (Bauman) первый выделил из этой железы иодсодержащие белки—тиреоглобу-лины, из к-рых, путем гидролиза с 10%-ной серной кислотой и последующего осаждения алкоголем, ему удалось потом получить особое йодистое соединение—так называемый иодотирин, в к-ром иода оказалось много больше, чем в тиреоглобулине (от 3 до 5%, тогда как в последнем, в среднем, только 0,154%), а Освальд (Oswald), путем расщепления белков щитовидной железы, получил две группы—одну, содержащую иод (иодтиреоглобулин), и другую, не содержащую его (вещество, близкое к нуклеопротеидам). Из иодтиреоглобулина дальнейшим разложением можно получить иодотирин и дииодтирозин. Содержание иода в указанных йодистых белках, однако, небольшое и притом не постоянное. Позднее Кенделу (Kendall), путем гидролиза с едким натром, удалось выделить из щитовидной железы соединение, названное им тироксином (см.). Вещество это большой активности и уже в небольших дозах дает эффект, свойственный экстрактам щитовидной железы. Оно содержит 60% иода и в химически чистом виде, по Кенделу, представляет собой производное триптофана (индол-аминопропионовой к-ты), а именно, триги-дро-трииодо-оксииндолпропионовую кислоту. Совсем недавно, однако, Гаррингтону и Баргеру (Harrington, Barger) после кропотливых исследований удалось установить иное строение тироксина. Прежде всего, состав его, по данным этих авторов, таков: С15НЦ04М.14, следовательно, одним атомом иода больше, чем по Кенделу, а по структуре он, по отщеплении четырех атомов иода, оказывается производным того же тирозина, что и адреналин, а именно, это есть параокси-дииод-фениловый эфир дииод-тирозина. Эта ароматическая аминокислота четырекратно иодирована, при чем положение атомов иода в точности еще не установлено. Это—бесцветные, без запаха и вкуса кристаллы, очень мало растворимые в воде, несколько лучше в щелочах и вовсе нерастворимые в кислотах. Однако, далеко не весь находящийся в щитовидной железе иод содержится в виде тироксина, а только всего 14%: тот же Кендел и в тех же гидро-лизатах, путем фракционирования, нашел и другое иодсодержащее, высоко активное, но иначе, по сравнению с тироксином, действующее вещество, хим. структура которого пока еще остается неизвестной. Часть иода, кроме того, содержится в иодтиреоглобули-не. Общее содержание иода в железе изменяется в зависимости от возраста, питания и других условий, но все же организму присуща тенденция поддерживать его, по мере возможности, на определенной высоте. Коллоид ' щитовидной железы, индиферентный, надо думать, сам по себе, заключает в себе, однако, переходящие в него, повидимо-му, активные начала органа, но в различных количествах, разных комбинациях, а может быть, и не всегда одинаковые по качеству; за это предположение говорит, хотя и не безусловно, факт различия микрохимических реакций, даваемых коллоидом в разных случаях. Внутрисекреторная регуляция жизненных отправлений клетки может осуществляться путем иошю-эндокринных влияний на возникновение и течение биохимич. процессов. Характерным для физиол. действия щитовидной железы является диссимиля-торное и активирующее влияние иода, входящего в состав тироксина. Но вне связи с органическим компонентом тироксина иод не оказывает характерного для внутреннего секрета щитовидной железы эффекта. Биологическая активность кальция определяется наличностью в организме внутреннего секрета паращитовидных желез. Судя по тому, что при паратиреопривной тетании падает содержание в крови коллоидально связанного кальция, можно думать, что функция паращитовидных желез, аналогично щитовидной, заключается в выработке органического комплекса, только в присутствии или в соединении с которым кальций может оказывать свое влияние. Нечто подобное имеет место и в отношении" инсулина. Его активным элементом является сера. Отнятие серы лишает инсулин его характерного действия. Указание Рей-Пе-лада (J. de Rey-Pailhade), что радикал SH играет важную роль в тканевом дыхании, нашло себе подтверждение в учении о «дыхательных веществах» Мейергофа (Меуег-hoff) и глютатионе (см.) Гопкинса (Hopkins). Из обширных литературных данных здесь следует отметить уменьшение содержания глютатиона в печени и мышцах при панкреатическом диабете и указание, что препараты коллоидальной серы понижают содержание сахара в крови и усиливают образование гликогена в печени, т. е. обладают действием, аналогичным действию инсулина. Приведенное выше объяснение ион-ноэндокринного действия продуктов внутренней секреции некоторых эндокринных желез (Богомолец) дает о них представление как об органах, которые выполняют в интермедиарном обмене строго определенную функцию. Методы изучения физиологии и патологии В. с.—это клиника с патоло го-анатомической проверкой и эксперимент. В последнем же отношении особенно оправдали себя след. два метода: с одной стороны, метод экстирпации органов, а с другой—метод так называемой заместительной терапии. При наблюдении изменений в организме вслед за удалением того или иного эндокринного органа имеется возможность более или менее составить себе понятие о функции этого последнего. Опыты с заместительной терапией заключаются или в трансплантации соответствующего органа взамен удаленного или же во введении соответствующих экстрактов из эндокринных желез—в т. н. органотерапии. Предупреждение явлений выпадения или прекращения таковых дает возможность в ряде случаев составить таким путем понятие о функции того или иного органа. Пытаются тем же путем создать и картину гиперсекреции органа. Но эти методы, в общем безусловно ценные, не лишены, в свою очередь, недостатков. Начать с того, что шансы на длительное приживление трансплантата, вообще говоря, невелики, и нередко последний рассасывается весьма быстро. Лучше всего удается ауто-трансплаптация, труднее—гомеотрансплан-тация (от разных индивидов, но в пределах одного и того же вида) и хуже всего—гете-ротрансплантация (от особей иного вида), что зависит, очевидно, от чужеродности соков и белков в последнем случае. Только что указанное затруднение относится, впрочем, не столько к экспериментальной биологии эндокринных желез, сколько к клин. терапии в собственном смысле слова, где и стараются обойти его такими мероприятиями, как подбор соответствующего, т. е. наиболее родственного животного, выбор наиболее удачного для трансплантации места или, в отдельных случаях, для особенно трудно трансплантируемых органов, каковы, например, надпочечники,—пересадка на «сосудистой ножке». В опытах же, направленных к выяснению функции эндокринного органа, достаточно бывает и небольшого времени существования трансплантата, так как, и рассасываясь, последний снабжает организм активными субстанциями. Менее надежные результаты в ряде случаев получаются в опытах с экстрактами эндокринных органов. Прежде всего, в экстракт, приготовляемый измельчением органа и извлечением физиологическим раствором или глицерином, переходит большое количество побочных продуктов, могущих в одних случаях маскировать и видоизменять, а в других—симулировать собственно гормональное действие. Такого происхождения, напр., нередко сосудорасширительный эффект экстрактов, а при внутривенном введении—токсический, на почве образования сгустков в сосудах, в зависимости от содержащейся во всех тканях тромбокиназы. Локализация сгустков может, впрочем, дать и местные явления, например, расстройство дыхания при тромбозе в сосудах малого круга. В числе побочных продуктов можно указать, между прочим, на холин, который образуется при распаде липоидов и обладает сосудорасширяющими свойствами. С другой стороны, пользование более сложными химическими процедурами, в целях получения из органа специфич. субстанций в их более чистом виде, грозит повредить гормон и может дать повод к сомнению в том смысле, действительно ли имеется дело в опыте с тем же активным веществом, какое сецернируется и в естественных условиях. Где можно, стараются поэтому убедиться в выделении органом активных начал еще и другим путем, а именно, посредством испытания физиол. свойств оттекающей от органа по венам крови, что до некоторой степени удалось осуществить для щитовидной железы, надпочечников и поджелудочн. железы (Кравков). Впрочем, гормоны, в противоположность ферментам, достаточно стойки, что видно хотя бы из того, что употребление их per os часто не мешает эффекту, равно как и осторожное выпаривание (так называемый горячий способ приготовления экстрактов) в ряде случаев не вредит делу, и, например, спермин, хотя и неспецифический, но все же считаемый некоторыми за тестикуляриый гормон или, пожалуй, вернее,—за один из тестикулярных гормонов, как известно, добывается именно таким сложным путем. Физиологическое значение В. с. Железы внутренней секреции играют чрезвычайно важную роль в строительстве, экономии и отправлениях животного организма, влияя на рост (передняя доля гипофиза, щитовидная, зобная железы, половые железы: гигантский рост при гиперфункции передней доли мозгового придатка; карликовый рост, наоборот, при ее гипоплазии, так же как и при гипоплазии, перерождении, гипофункции или экстирпации щитовидной железы в раннем возрасте; «гигантские головастики» лягушек—при вскармливании их зобной железой; отсталость роста собак, поросят и пр. при ранней тимэктомии; евну-хоидный, диспропорциональный рост у кастратов и евлухоидов); на форму тела (узкие плечи и широкий таз у женщин); все виды обмена—белковый (например, усиленный азотистый распад у базедовиков), жировой (ожирение в результате гипогенита-лизма или кастрации; похудание базедовиков; случаи гипофизарного ожирения), углеводный (панкреатический диабет), минеральный (гипокальцинация при паратиреоидной недостаточности), водный (например, влияние гипофиза на диурез; другие, наоборот, центр тяжести в этом отношении переносят на вегетативную нервную систему-—tuber cinereum); газовый обмен и термодинамику (щитовидная железа, гипофиз, поджелудочная железа, половые железы); диферен-цировку тканей (щитовидная железа: ранний метаморфоз у головастиков при кормлении щитовидной железой; задержка последнего—при кормлении зобной железой); пигментацию (Аддисонова болезнь при поражении надпочечников, chloasma при беременности; исчезновение пигмента у гипертиреоидизированных кур); силу и тонус мышечной системы (влияние половых желез на мышечную работу; изменение мышечного тонуса при паратиреоидной недостаточности); кровообращение, морфол. и химич. состав крови (действие адреналина на кровяное давление; лимфоцитоз базедовиков); дыхание и голос («ломка» голоса у мальчиков в пубертатном периоде); как на половое, так и на общее созревание и половое влечение (pubertas praecox при поражениях эпифиза, гипернефромах коры надпочечников, опухолях половых желез); умственное развитие и темперамент (кретинизм при недостаточности щитовидной железы, эффективность базедовиков, расцвет воображения, игра чувств в период половой зрелости). Физиологический эффект от инкретов может осуществляться двояким образом: через нервную систему (таков, например, механизм действия средней и задней долей гипофиза—через центры межуточного мозга) и гуморальным путем—непосредственно на клетки организма (набухание при беременности грудных желез морской свинки, трансплантированных в околоушную область и, следовательно, лишенных нервных связей). В последнее время школа Ф. Крауса (F. Kraus) выдвинула еще один чрезвычайно важный момент — зависимость гормонального эффекта от физико-химических условий среды на периферии, в рабочих органах, в местах приложения действия гормонов. Один и тот же инкрет или один и тот же гормон может поэтому дать не только неодинаковый количественно, но, при случае, и разнородный по качеству, вплоть даже до противоположности, эффект под влиянием таких условий, как питание индивида, большее или меньшее содержание электролитов (ионы Са и К, а также другие ионы) в указанных местах или ббль-шая или меньшая щелочность или кислотность среды (Н и ОН-ионы). Но в «потенцировании» и «депотепцировании» гормонального эффекта, как выяснилось, принимают участие и не одни электролиты, но и продукты конечного и промежуточного обмена, как, напр., аминокислоты. Примеры такого извращения действия: адреналин в отсутствие солей Са дает парадоксальный эффект, т. е. не суживает, а, расширяет сосуды; КС1, прибавленный к жидкости, где находится тироксин, усиливает действие последнего, ускоряя метаморфоз головастиков, СаС12 же, наоборот, в количестве 400 мз на литр парализует эффект от тироксина, а в количестве 500 жг извращает его (метаморфоз замедляется, а рост усиливается, как при кормлении зобной железой). Эффект от physhormon'a (препарат гипофиза) усиливается калием, а кальцием тормозится, но, при ежедневной даче СаС12, Са, наконец, начинает действовать совершенно обратным образом. Адреналин способствует превращению гликогена в сахар, но этот эффект меняется в зависимости от щелочности и кислотности среды. Точно так же меняется, под влиянием вышеуказанных физ.-хим. условий на периферии, и действие инсулина: напр., питаемые овсом (кислотно) кролики реагируют на инсулин слабее, а на адреналин—сильнее, судя по изменениям в содержании сахара в крови. Наоборот, при питании зеленью (щелочная пища) наблюдаются обратные отношения. Но если среда в месте приложения действия гормонов имеет такое решающее зцачение в механизме действия эндокрин- ных органов, то, в свою очередь, она (среда) определяется рядом факторов, среди к-рых, наряду с чисто конституциональными, ге-нотипическими свойствами клетки, играют существенную роль и такие, как вегетативная нервная система, и, опять-таки, инкреторные железы. Инкреторные же железы могут воздействовать на среду двояким путем: через вегетативную нервную систему и непосредственно. Так. обр., получается как бы замкнутый круг, где эндокринные органы, вегетативная нервная система и особенности среды на периферии представляют собой .звенья одного и того же механизма. Эта новая точка зрения открывает почти неограниченные возможности в смысле удовлетворительного объясне-нения целого ряда факторов, до сего времени представлявших немалое затруднение для толкования. Так, данными физиологии внутренней секреции можно с успехом пользоваться в целях уяснения механизма взаиморегуляции инкреторных желез (взаиморегуляция, так сказать, не только центральная, т. е. непосредственно между самими железами, но и на периферии), а из области патологии внутрисекреторных органов можно указать на вопрос о т. н. внутрисекреторной дисфункции (извращение деятельности эндокринных органов в смысле выработки необычных продуктов), равно как и на такие факты, как, напр., случаи болезни Базедова в комбинации с миксэдемой (одновременно явления гипер- и гипотиреоидизма); случаи той же болезни с наличием всего лишь од-ного-двух признаков этой последней при отсутствии остальных; случаи резкого общего похудания при базедовизме при избыточном отложении жира в некоторых определенных местах тела; частичный гигантизм; Случаи своеобразной реакции на адреналин и инсулин у некоторых субъектов и т. д. В. с. и конституция. Так как рост, формы тела, особенности обмена и пр., с одной стороны, входят в понятие конституции, а с другой—находятся под могущественным воздействием эндокринной системы, то ясно, что между той и другой должны быть известные взаимоотношения. И действительно, здесь налицо как бы своего рода «круговая порука»: конституциональные тенденции генотипически определяют особенности эндокринной системы, и последняя в ряде случаев оказывается лишь проводником унаследованных свойств организма, но, с другой стороны, и эндокринная система фенотипически может влиять на конституцию (если последнюю понимать не в узкогенетическом, но в более широком, феноти-пическом смысле). В пользу первого рода зависимости приводят такие факты. Симптоматология фнкц. изменений эндокринных органов варьирует в зависимости от индивидуальных, тоже варьирующих в широких размерах, потребностей и реактивной способности как всего организма в целом, так и каждой системы, органа и ткани в отдельности. Так, напр., доброкачественные формы гипотиреоза у разных лиц, в зависимости от генотипической конституции, могут найти выражение в далеко не идентичных симпто-мокомпдексах, а именно, то в виде разно- образных и недостаточно определенных симптомов неврастенического характера, то в различных дистрофических кожных заболеваниях, то в трофоневротических изменениях волос и ногтей, хрон. ревматоидных поражениях, ожирении и т. п. Точно также гипертиреоз, один или в комбинации с дистиреозом, может дать знать о себе то чрезмерной сердечной возбудимостью, то резким похуданием, то повышением аф-фективности, то упорными и беспричинными, казалось бы, поносами. Гипогени-тализм, далее, дает то евнухоидный гигантизм, то евнухоидное ожирение. Говорят при этом о т. н. «принципе тройного обеспечения функций органа» (J. Bauer), под каковым понятием разумеют то, что каждый орган находится отчасти под гормональным воздействием, во-вторых,'—под чисто нервным влиянием и, в-третьих (и прежде всего), ведет свое самостоятельное существование и обладает своими аутохтонными свойствами. Так называемые моносимптоматические формы гипертиреоидизма требуют учета и чисто нервных влияний, а иногда могут и прямо симулировать эндокринное поражение, так же как и некоторые случаи спазмофилии. То же приходится сказать и про карликовый рост, инфантилизм и противоположное последнему состояние— преждевременную половую зрелость (ри-bertas praecox). В некоторых случаях эти состояния наблюдались у всех или, по крайней мере, у многих членов одной и той же семьи, что говорит о наличии генотипически определяемого предрасположения к аномалии, при чем специально в отношении карликового роста описаны, между прочим, и такого рода фамильные сочетания, что, например, один член семьи—карлик гипофи-зарного типа, а у других членов той же семьи—нанизм иного характера.Такого рода случаи, видимо, приходится трактовать как выражение фамильного предрасположения к нанизму вообще, при чем проявляется таковое не обязательно через гипофиз, но и через другие железы роста. Частичные (парциальные) конституциональные аномалии точно так же представляют весьма ценный материал при ориентировке в области вопроса о взаимоотношении эндокринных органов и конституции. Бывают субъекты, у которых недоразвитой, слабой или вообще неполноценной является какая-нибудь одна, строго определенная часть тела, например, одна половина лица, одна какая-нибудь конечность (microsomia или micromelia partialis) или, наоборот, отмечается чрезмерный, но, опять-таки, частичный рост какой-либо части тела, напр., одной половины лица, одной ноги, руки и даже одного пальца (gigantismus partialis, macrosomia partialis). Подобные случаи, несомненно, представляют затруднения для толкования с чисто гормональной точки зрения, внушая естественную мысль об аутохтонных или же о нервных влияниях. Последние особенно вероятны при системных аномалиях. В свою очередь, нормальный конституциональный облик является результатом, наряду с аутохтонными и, если можно так выразить-I ся, примордиально-нервными влияниями, в значительной степени и гормональных воздействий, влияющих на те и другие, но, в свою очередь, определяемых, как было уже отмечено, генотипическими тенденциями. Но важная роль эндокринного аппарата выдвигается многими авторами и в определении пат. конституций, вследствие чего, наряду с основными типами такого рода конституций, каковы, напр., эксудативный, лимфатически-гипопластический и невро-артритический диатезы, по наиболее популярной классификации Мюллера, многие находят нужным говорить еще и о таких конституциях, как гиперпитуитарная или ак-ромегалоидная, гипопитуитарная, гипо- и гиперсупраренальная (Маслов, Лифшиц, Белов, J. Bauer, Borchardt, Zondek и др.). Взаимоотношения желез внутр. секреции. Здесь следует иметь в виду взаимоотношение двоякого рода: во-первых, в конечном эффекте [напр., и та и другая железа повышает кровяное давление (синергетика в конечном эффекте) или одна повышает, а другая, наоборот, понижает (антагонизм в конечном эффекте)] и, во-вторых, в смысле непосредственного воздействия одного инкреторного органа на другой а) через нервную систему, что, видимо, чаще, или б) путем прямого влияния гуморальным путем на секреторные элементы. В последнем случае, в свою очередь, наблюдаются двоякого рода отношения: стимуляция или торможение. Необходимая саморегуляция эндокринных функций на периферии, в местах приложения действия гормонов, может осуществляться при этом путем изменения тем или иным гормоном соответствующей среды, вследствие чего создаются условия, уже неблагоприятные для дальнейшего действия того же гормона и, наоборот, благоприятные для вступления в действие другого, противоположного. Что касается непосредственных взаимоотношений эндокринных органов, то имеется ряд попыток построить одну общую схему таковых, однако, вполне удовлетворительных схем в этом отношении все же нет. Наибольшей популярностью пользуется схема Эппингера, Фальта и Рудингера (Eppinger, Falta, Ru-dinger), позднее пополненная Ашнером (Asch-ner). Схема рисует взаимоотношения в виде треугольника, в одном углу к-рого помещены щитовидная железа и гипофиз, в другом—хромаффинная система, в третьем— поджелудочная железа, околощитовидные железы и яичник (см. рисунок). Схема импонирует своей простотой и ясностью, но против нее говорит прежде всего самый способ ее построения, то, именно, что в основу ее положено не столько непосредственное действие одного органа на другой, сколько данные относительно влияния их на обмен веществ, т. е. то, что можно бы назвать корреляцией в конечном эффекте; но из того, что органы А и В, напр., влияют на обмен в противоположном смысле, не следует еще, что между ними самими существует взаимное торможение. Кроме того, не говоря уже о некоторой неполноте (опущены thymus, gl. pinealis и тестикулы), в противовес рисуемому схемой характеру взаимоотношений, хотя бы между гипофизом и яични- ками, можно бы указать на факт генитальной гипоплазии у молодых животных, лишенных передней доли гипофиза. Кроме только что упомянутых недостатков, общий грех этой и подобных схем заключается в том, что ими не учитывалась в должной мере многосложность функций инкреторных желез, действие их не на одну, а на ряд систем и отправлений; а при такой многосложности не исключена возможность диссоциированных соотношений, в смысле антагонизма в одном отношении при наличии синергизма в другом. Щитовидная железа и половые железы, например, 'на схеме Ашнера, представлены антагонистами: действительно, в отношении влияния на рост скелета действие той и других противоположно; в отношении же жирового обмена щитовидная железа и половые железы способствуют сгоранию жира. То же можно бы сказать и про корреляцию гипофиза с половыми железами: в действии на рост они—антагонисты, во влиянии же на жировой обмен, по крайней мере в терминальном эффекте,— синергеты (ожирение при недостаточности Гиттофиа л Щитовидная железа (передняя доля)

Поджелудочная желеяа Торможение               хромафф. сист.

Околот, железы Яичники Схема эндокринцых взаимоотношений по Aschner'y. partis intermediae гипофиза, ожирение же и в результате кастрации). Суждение по вопросу об эндокринной корреляции может затрудняться еще возможностью извращения взаимоотношений при пат. условиях по сравнению с нормой: железа, в норме стимулирующая другую, в состоянии гипертрофии, быть может, способна в этом отношении давать обратный эффект, хотя бы в силу токсического влияния гиперсекреции (нечто подобное, напр., отмечено в отношении влияния с thyreoidea на thymus). Кроме того, при оценке морфологич. изменений в органе важен срок наблюдения: сперва, напр.,'—гипертрофия одного органа вслед за экстирпацией другого, а позднее может наступить атрофия, что, в свою очередь, должно соответственным образом отразиться на других «звеньях» эндокринной системы. Общая схема пат. отклонений в области В. с. При патологич. условиях железы В. с. могут представлять уклонения как в сторону понижения, так и в сторону повышения своих функций (гипо- и гиперфункция, или гипо- и гиперсекреция), но многими допускается, кроме того, еще и возможность так наз. дисфункции, т. е. нарушений качественного характера, в смысле выработки необычного инкрета. Последняя может быть как периферического, так и центрального происхождения: существование первой доказано новейшими работами по вопросу о роли физ.-хим. условии в месте приложения гормонов в производимом ими эффекте (изменчивость последнего); вторая же возможность вытекает из логического анализа клинического материала. Внутрисекреторная .дисфункция центрального происхождения, в свою очередь, может быть двух родов, а именно: одно уже уклонение чисто количественного характера (гипо- или гиперсекреция), вызывая нарушение равновесия в области вегетативной нервной системы, а через то и изменения физико-химич. условий на периферии, может в качестве вторичного момента дать явления дисфункции; но мыслимо и качественное изменение инкрета, в смысле нарушения норм, количественных соотношений ингредиентов, входящих в состав его; допущение же еще более глубоких изменений инкретов, в смысле хим. извращения гормонов, биологически представляется неприемлемым, хотя и нельзя, с другой стороны, исключить возможность изменений комбииативного характера. Лит.: В ид ль А., Внутренняя секреция, СПБ, 1914; Б р е й т м а н М., Болезн^органов внутренней секреции, Л., 1926; В е й л ь А., Внутренняя секреция, М.—Л., 1926; П е р и ц Г., Введение в клинику внутренней секреции, Киев, 1924; Репрев А., Внутренняя секреция, Л., 1925; Цондек Г., Болезни эндокринных желез, М.—Л., 1929; Российский Д., Систематик, указатель рус. литературы по эндокринологии и органотерапии с 1860 по 1926 гг., Москва, 1927; Шервинский В. Д. и Сахаров Г. П., Основы эндокринологии и клиника болезней гормонотворной системы, Л., 1928; Богомолец А. А., Кризис эндокринологии, М., 1928; 3 а-вадовекпй Б., Очерки внутренней секреции, Л., 192S (лит.); Винсент С, Внутренняя секреция, Л., 1928 (лит.); Vincent S., Internal secretion a. the ductless glands, L., 1912; его ж е, An introduction to the study of secretion, L., 1924; G- 1 e у Б., Les secretions internes, P., 1925; его же, Les grands problemes de 1'endocrinologie, P., 1927; библиография журнальных статей (xley'a и Vincent'а находится в книге В i e d 1 A., Innere Sekretion, В. Ill, В., 1922; Fait a W., Die Erkrankungen der Blutdru-sen, B,—Wien, 1928; Pend e N., Endocrinologia, Mi-lano, 1923; Scharpey-SchaferE., The endocrine organs, parts 1—2, London, 1926; Klinisches Lehr-buch d. Inkretologie u. Inkretotherapie, herausgege-ben v. G. Bayer u. R. van den Velden, Lpz., 1927; BanerJ., Innere Sekretion, Berlin, 1927; Nouveau traite de medecine, publ. sous la direct, de G. Roger, F. Widal, P. Teissier, (ascic. 8—Pathologie des glan-des endocrines, Paris, 1923; Handbucn d. speziellen pathologischen Anatomie u. Histologie, herausgegeben von F. Henke u. 0. Lubarsch, B. VIII—Pathologi-sche Anatomie u. Histologie d. Driisen mit innerer Sekretion, Berlin, 1926; Lucien M., Parisot J., Richard &., Traite d'endocrinologie, t. I—III, P., 1925—28; В i e d 1 A., Die innere Sekretion, Berlin—Wien, 1922 (в т. Ill вся литература до 1921). Основные периодические издания: «Вестник Эндокринологии», Москва; Revue francaise d'endocrinologie, Paris; Endocrinology, Los Angelos; Endokrino-logie, Leipzig; Endocrinologia e patologia costituzio-nale, Roma.                                                 Г. Сахаров.

Большая медицинская энциклопедия. 1970.

Смотреть что такое "ВНУТРЕННЯЯ СЕКРЕЦИЯ" в других словарях:

  • ВНУТРЕННЯЯ СЕКРЕЦИЯ — образование и выделение специализир. клетками и органами (железами внутр. секреции) биологически активных веществ (гормонов) непосредственно в кровь и лимфу. Термин «В. с.» введён в 1855 К. Бернаром, к рый предложил выделить группу желёз, не… …   Биологический энциклопедический словарь

  • ВНУТРЕННЯЯ СЕКРЕЦИЯ — выделение гормонов, возбуждающих веществ, особенно эндокринными (не имеющими особых выводных протоков и выделяющими вырабатываемые ими вещества прямо в кровь) железами организма (но, возможно, и всеми органами). Гормоны решающим образом влияют на …   Философская энциклопедия

  • внутренняя секреция — образование и выделение железистыми клетками биологически активных веществ (гормонов) непосредственно в кровь или в тканевую жидкость. Обеспечивает координацию обмена веществ организма, его приспособление к постоянно меняющимся условиям внешней… …   Энциклопедический словарь

  • внутренняя секреция — ▲ регулирование ↑ химический, жизнедеятельность внутренняя секреция, инкреция. эндокринные железы, железы внутренней секреции. продуктом желез внутренней секреции являются гормоны; железы не имеют выводных протоков. гормоны выделяются в кровь и… …   Идеографический словарь русского языка

  • Внутренняя секреция —         процесс образования и выделения эндокринными железами (железами внутренней секреции) непосредственно в кровь или другие тканевые жидкости специфических физиологически высокоактивных продуктов гормонов (См. Гормоны). Вырабатываемые… …   Большая советская энциклопедия

  • ВНУТРЕННЯЯ СЕКРЕЦИЯ — выделение непосредственно в кровь и лимфу определенной группой желез специфических веществ гормонов. В. с. имеет огромное значение в развитии и отправлениях животного организма. К железам В. с. принадлежат: щитовидная и паращитовидная железы,… …   Сельскохозяйственный словарь-справочник

  • ВНУТРЕННЯЯ СЕКРЕЦИЯ — образование и выделение железистыми клетками биологически активных в в (гормонов) непосредственно в кровь или в тканевую жидкость. Обеспечивает координацию обмена в в организма, его приспособление к постоянно меняющимся условиям внеш. среды. У ж… …   Естествознание. Энциклопедический словарь

  • ВНУТРЕННЯЯ СЕКРЕЦИЯ — внутренняя секреция, образование и выделение в кровь или лимфу эндокринными железами гормонов …   Ветеринарный энциклопедический словарь

  • ВНУТРЕННЯЯ СЕКРЕЦИЯ — [от лат. secretio отделение, выделение] процесс выделения эндокринными железами гормонов во внутреннюю среду организма …   Психомоторика: cловарь-справочник

  • Внутренняя секреция — (secretio interna) – выделение БАВ же лезами непосредственно в кровь, лимфу, межтканевую жидкость …   Словарь терминов по физиологии сельскохозяйственных животных